Лазерная процедура для лечения стрессового недержания мочи на ранних стадиях - Медицинский центр "Женское Здоровье" г. Ноябрьск

Поиск по сайту
Перейти к контенту

Главное меню:

Лазерная процедура для лечения стрессового недержания мочи на ранних стадиях

Услуги > Дерматология и косметология > Услуги фотона > Статьи Фотона Лазеротерапия
FistoniC Ivan1, Findri-Gustek Stefica2, FistoniC Nikola3
1Гинекологическая клиника, Загреб, Хорватия
2Ob/Gyn офис, Загреб, Хорватия
3Health Community Center, Загреб, Хорватия

КРАТКИЙ ОБЗОР

Целью этого маркированного, проспективного централизованного пилотного исследования было оценить эффективность и безопасность инновационной минимально инвазивной, неаблативной лазерной процедуры для лечения ранних стадий SUI.
Всего 39 пациенток, страдающих от стрессового недержания мочи в слабой до умеренной степени, прошли лечение с лазером Er:YAG (2940 нм) в неаблативном фракционном режиме. Оценочные инструменты включали в себя опросник ICIQ-UI SF для оценки степени недержания и его влияния на качество жизни, тест Q-tip для оценки подвижности уретры и шейки мочевого пузыря, опросник PISQ-12 для оценки качества половой жизни и перинеометр для измерения силы мышц тазового дна. Контрольное наблюдение было запланировано через 1 месяц для 39 пациенток, через 3 месяца для 22 пациенток и через 6 месяцев для 6 пациенток.
Предварительные результаты, полученные после лечения, продемонстрировали значительные улучшения (p < 0,05) во всех областях тестирования: баллы ICIQ-UI уменьшились больше чем на 3 пункта на всех контрольных визитах. Средняя продолжительность сокращения мышц, измеренная при помощи перинеометра, на контрольном визите через 1 месяц увеличилась на 4,7 с, через 3 месяца – на 11,8 с и через 6 месяцев – на 22,8 с. Угол Q-tip уменьшился на 14,7° на контрольном визите через 1 месяц, на 15,9° через 3 месяца и на 22,5° через 6 месяцев. Показатели PISQ-12 увеличились через 1 месяц на 5,4 пункта, через 3 месяца – на 5,9 пунктов и через 6 месяцев – на 6,6 пунктов.
Предварительные результаты подтверждают, что минимально инвазивная, неаблативная фракционная лазерная процедура (IncontiLaseTM) является эффективной, безопасной и удобной лечебной опцией ослабления симптомов у пациенток со слабой и средней степенью стрессового недержания мочи.
Ключевые слова: лазер Er:YAG; стрессовое недержание мочи (SUI), режим Smooth, неаблативная лазерная процедура, реконструкция коллагена, синтез коллагена
Статья: J. LAHA, Vol. 2012, No.1; стр. 67-74.
Получено: 25 апреля 2012 года; Одобрено: 7 мая 2012 года.
© Laser and Health Academy. Все права зарезервированы.
Отпечатано в Европе. www.laserandhealth.com

I. ВВЕДЕНИЕ

ICS (Международное общество воздержания) определяет недержание мочи (UI) как непроизвольное выделение мочи, объективно доказуемое с такой степенью серьезности, когда это становится социальной или гигиенической проблемой [1]. UI – это одно из проявлений дисфункции тазового дна (PFD) [2]. Стрессовое недержание мочи (SUI) является самой распространенной формой UI у женщин; оно определяется как непроизвольное выделение мочи по время кашля, чихания или физического напряжения, такого как спортивная активность или внезапное изменение положения [1], и предполагается, что ему подвержено от 4% до 14% молодых женщин и от 12% до 35% пожилых женщин [3].
Этиология стрессового недержания мочи не до конца изучена, хотя известно, что опознаваемые факторы риска для этого состояния включают в себя беременность, роды, менопаузу, когнитивные нарушения, ожирение и преклонный возраст [4]. Dietz и Clarke [5] предположили, что причинами SUI является релаксация анатомической структуры, которая поддерживает периуретральную ткань, и ослабление уретрального сфинктера. Повреждение нейромускулатуры тазового дна во время вагинальных родов может привести к потере силы и нервной чувствительности тазовых мышц, что может вызвать как недержание мочи при напряжении (SUI), так и нарушение поддержки тазового дна.
PFD также может привести к пролапсу тазового органа – состоянию, когда такие органы как матка выпадают или выскальзывают со своего места. Пролапс тазового органа и стрессовое недержание мочи сосуществуют у 15 – 80 процентов женщин с дисфункцией тазового дна [6]. Хотя эти состояния часто являются сопутствующими друг другу, одно из них может быть развито в слабой степени или быть бессимптомным. Также, хирургия тазового дна может обнаружить ранее бессимптомные состояния; например, у ранее нормальных женщин с пролапсом тазового органа может развиться или ухудшиться стрессовое недержание мочи после исправления пролапса [7].
Исследователи предложили, что у женщин со стрессовым недержанием мочи связки имеют пониженное содержание коллагена или качественное видоизменение в составе коллагена. Женщины со стрессовым недержанием мочи имеют измененный метаболизм соединительной ткани, вызывающий снижение выработки коллагена, что может привести к недостаточной поддержке мочеполового тракта [8]. Исследование, проведенное Wong и другими [9], продемонстрировало, что у женщин, имеющих пролапс тазового органа с или без стрессового недержания мочи, содержание цервикального коллагена значительно снижено. Пубоцервикальная фасция у женщин, страдающих недержанием, демонстрирует снижение содержания коллагена, что может внести свой вклад в ослабление поддержки шейки мочевого пузыря [10].
Несмотря на широкую распространенность SUI и сопровождающие его смушение и снижение качества жизни, многие женщины, испытывающие симптомы SUI, не обращаются за медицинской помощью. Недавний опрос обнаружил, что только 15% женщин с SUI в возрасте от 40 лет обращались за медицинским излечением их симптомов [11].
Существует множество возможных нехирургических и хирургических методов лечения SUI. Первоначальное лечение должно включать в себя нехирургическую терапию – изменение поведения и упражнения для укрепления мышц тазового дна [4]. Также стрессовое недержание могут уменьшить электрическая стимуляция, утяжеленные влагалищные конусы и лекарственная терапия. Наполнители уменьшают подтекание, но эффективность обычно снижается через 1—2 года. Хирургические процедуры лучше подходят для излечения стрессового недержания мочи, чем нехирургические процедуры, но они обычно связаны с большим количеством побочных эффектов [12].
Многие женщины с SUI не обращаются за помощью для излечения их состояния из стыда, недостатка знаний о возможных методах лечения или страха, что лечение потребует проведения операции. Несколько исследований продемонстрировали, что если бы менее инвазивные процедуры стали бы более широко распространены, большее количество пациенток стало бы обращаться за помощью без страха перед операцией [3]. Поэтому многие исследователи находятся в поиске минимально инвазивной процедуры, которая бы предложила хорошую эффективность, безопасность и короткий восстановительный период.
Медицинское воздействие лазеров хорошо изучено относительно биохимического, аблативного и теплового эффектов. Тепловая энергия от лазерного источника, особенно во влажной окружающей среде, не только эффективно улучшает структуру коллагена, но также стимулирует неоколлагенез. В результате лазерного облучения укорачиваются межмолекулярные поперечные связи тройной спирали коллагена, что приводит к мгновенному сокращению волокон коллагена на две трети их длины по сравнению с состоянием до вмешательства [13].
Предыдущие экспериментальные и клинические исследования продемонстрировали значительные эффекты в лечении различных заболеваний и состояний, происходящих в результате повреждения коллагена. Большинство упоминаний можно найти в области дерматологии и эстетической медицины. Опущение верхнего века, релаксация небного язычка и мягкого неба у храпящих людей и связки при ортопедических травмах являются всего лишь некоторыми из областей, в которых применение тепла от импульсного лазерного луча подтверждают научную эффективность тепловых лазерных процедур [14,15,16].
Среди минимально инвазивных лазерных методов, которые способны реконструировать коллаген, существует инновационная лазерная процедура, известная как IncontiLaseTM. В предварительном пилотном исследовании мы продемонстрировали, что эта лазерная процедура для лечения ранних стадий SUI, с пролапсом или без него, эффективно улучшает симптомы SUI, а также существенные параметры мышечной силы тазового дна и качество жизни, помогая избежать или отложить необходимость в возможном хирургическом вмешательстве.

II. МЕТОДЫ

В этом маркированном, проспективном, централизованном пилотном исследовании 39 пациенток, страдающих от стрессового недержания мочи, прошли лечение с лазером Er:YAG 2940 нм (XS Dynamis, Fotona, Словения). Исследование было одобрено нравственным комитетом Медицинской школы Университета Rijeka, Хорватия. Одобрение нравственного комитета было получено согласно принципам Нюрнбергского кодекса и последней версии Хельсинкской декларации [17,18].

а) Критерии включения и исключения:
В период с апреля 2011 года по октябрь 2011 года было набрано всего 39 пациенток с SUI слабой и средней степени тяжести с пролапсом тазового органа или без него. На первоначальной консультации пациенток обследовали с целью определения пригодности согласно критериям включения и исключения. Все пациентки, набранные для процедуры, прошли критерии включения и предоставили письменное согласие, основанное на полученной информации.
Возраст пациенток был от 30 до 61 года (средний возраст 42,6 года) со средним индексом массы тела 23,5 и количество родов 1-4 (в среднем 2,2). Вес рожденных детей был от 2650 до 4350 гр (в среднем 3340 гр). Все пациентки рожали вагинально.
Критериями включения были: стрессовое недержание мочи слабой и умеренной степени согласно измерениям по опроснику ICIQ, со слабым пролапсом или без него, нормальная цитология клеток (PAP smear), отрицательный тест на культуру мочи, отсутствие повреждений и кровотечений в вагинальном канале, преддверии и входе в полость.
Критериями исключения были: серьезная степень стрессового недержания мочи с серьезным пролапсом и повреждение влагалищнокишечной полосы, возраст старше 70 лет, беременность, прием лекарств, вызывающих фоточувствительность, травма и/или активная инфекция в обрабатываемой области, недиагностированное вагинальное кровотечение и активный менструальный период.
Степень недержания и его влияние на качество жизни оценивалось при помощи опросника Международного консилиума по недержанию мочи - краткой формы опросника по недержанию мочи (ICIQ-UI SF) [19]. Опросник позволяет оценить преобладание, частоту и воспринимаемую причину недержания мочи и его влияние на повседневную жизнь [20].
Качество половой жизни определялось при помощи утвержденного опросника Pelvic Organ Prolapse / Urinary Incontinence Sexual Questionnaire (PISQ-12) с максимальным баллом 48 пунктов. Многие последние публикации, изучавшие влияние недержания мочи (UI), недержание кала и пролапс тазового органа (POP) с использованием утвержденных обобщенных и конкретизированных опросников, отмечали сниженную половую функцию у женщин с дисфункцией тазового дна (PFD). Наиболее часто PISQ использовался для оценки половой функции после операции для лечения PFD, с повышением балла PISQ примерно на 70% [21].
Измерения Q-tip [22] использовались для количественного анализа подвижности уретровезикального соединения и оси уретры. Тест Q-tip оценивает мобильность уретры и шейки мочевого пузыря. Этот тест выполнялся при помощи введения стерильной, смазанной ватной палочки в уретру до уровня шейки мочевого пузыря. Пациенток затем просили напрячься. Измерялись углы покоя и напряжения и высчитывалась разница между этими двумя углами. Уретальная гипермобильность определялась при изменении угола Q-tip > 30°, тогда как сдвиг ватной палочки < 30° был объявлен нормальным. Угол Q-tip измерялся во время манёвра Вальсальвы до процедуры и сравнивался с результатами на контрольных визитах после лечения для того, чтобы оценить поддержку мочевого пузыря и уретры.
Для измерения силы мышц и тазовой диафрагмы использовался перинеометр Apimeds (EXTT-101, Корея). Измерения демонстрировали максимальное усилие зажима (мм. рт. ст.), среднее давление сокращения (мм. рт. ст.) и среднюю продолжительность сокращения (в секундах).

б) Процедура лечения:
Передняя вагинальная стенка и вход в полость обрабатывались лазером Er:YAG (2940 нм) (XS Dynamis, Fotona, Словения) в неаблативном тепловом режиме согласно последовательности, запатентованной производителем (Fotona, Словения), генерирующей контролируемый, неаблативный, только тепловой эффект в ткани.
Процедура IncontiLaseTM состоит из двух фаз:
Непосредственно перед лазерной процедурой влагалище пациентки (преддверие, вход в полость и вагинальный канал) полностью мылись, а дезинфицирующий раствор затем тщательно высушивался и удалялся со слизистой оболочки. Затем во влагалище пациентки вводился специально разработанный лазерный отражатель для того, чтобы направлять систему доставки лазерного луча — фракционную манипулу Er:YAG с угловым адаптером, который позволял точно облучать переднюю стенку влагалища. Лазерная энергия применялась вдоль передней вагинальной стенки за несколько продольных проходов, накладываемых последовательно вдоль вагинального канала без перекрывания, при помощи простого пошагового выдвигания манипулы наружу из лазерного отражателя. Лазерная энергия в количестве примерно 30 Дж доставлялась к каждому облученному участку согласно последовательности, запатентованной производителем (Fotona, Словения), генерируя тепловой эффект на слизистой ткани и внутритазовой фасции вагинальной стенки, что вызывало сокращение коллагена в слизистой оболочке влагалища.

Рис.1: Два этапа процедуры IncontiLaseTM

Вторая фаза процедуры IncontiLase™ выполняется в области преддверия и входа в полость при помощи прямой фракционной манипулы. Вся область должна быть тщательно покрыта лазерной энергией, чтобы достичь достаточного уровня теплового воздействия на коллаген в обработанной слизистой оболочке.


Рис.2: Фракционная неаблативная лазерная обработка IncontiLaseTM передней вагинальной стенки.

Во время проведения процедуры контролировался уровень дискомфорта пациенток и переносимость процедуры, а также потенциальные побочные эффекты. Анестезия не использовалась ни до, ни во время первой сессии.
На контрольных визитах через 1, 3 и 6 месяцев, а также на предварительных визитах проводился физический осмотр пациенток (включая основные показатели организма и влагалищное обследование), проводились перинеометрические измерения, Q-tip измерения, а также пациентки заполняли опросники: ICIQ-UI и PISQ-12.

III. РЕЗУЛЬТАТЫ

Было набрано 39 пациенток с SUI слабой и умеренной степени тяжести, со слабым пролапсом тазового органа или без него. Все 39 пациенток прошли процедуру IncontiLaseTM. Перед процедурой были проведены тесты ICIQ-UI, PISQ-12, Q-tip и перинеометрия. На контрольном визите через 1 месяц тесты ICIQ-UI, PISQ-12, Q-tip и перинеометрия выполнялись для всех 39 пациенток. На контрольном визите через 3 месяца было всего 22 пациентки и только 6 пациенток присутствовали на контрольном визите через 6 месяцев.
Все процедуры IncontiLaseTM были успешно выполнены в офисе врача. В среднем продолжительность процедуры составила 25 минут. Во время процедуры контролировались болевые ощущения и дискомфорт. Менее половины пациенток оценили процедуру IncontiLaseTM как совершенно безболезненную, тогда как другие пациентки отметили очень слабую боль или ощущение жжения во время обработки области входа в полость. Дискомфорт исчезал, когда врач делал паузу между последовательностями лазерных импульсов. Пациентки возвращались к своей повседневной активности сразу после процедуры, не было отмечено никаких побочных эффектов.

а) Перинеометрические измерения
Измерение мышечной силы при помощи перинеометра Apimeds (EXTT-101, Корея) демонстрируют максимальное давление зажима (мм.рт.ст.), среднее давление сокращения (мм.рт.ст.) и среднюю продолжительность сокращений (с). Максимальное давление до процедуры было 15,9 мм.рт.ст., которое увеличилось через один месяц после процедуры до 18,4 (p<0,05). Также среднее давление после процедуры было больше, чем до лечения. До процедуры среднее давление было 7,1 мм.рт.ст., через 1 месяц оно было 10,7, а через 6 месяцев – 12,2 мм.рт.ст. (p<0,05). Средняя продолжительность сокращений представлена на Рисунке 3. До процедуры она составляла 13,7 с, через 1 месяц – 18,4 с, через 3 месяца – 25,5 с и через 6 месяцев 36,5 с (p<0,05).
Средняя продолжительность сокращений

Рис.3: Перинеометрические измерения — средняя продолжительность сокращений до процедуры и через 1, 3 и 6 месяцев. Удлиненная продолжительность после процедуры является очевидной и статистически значимой (p<0,05).

ICIQ-UI


Рис.4: Степень недержания и его влияние на качество жизни оценивались при помощи опросника ICIQ-UI SF до процедуры и на контрольных визитах через 1, 3 и 6 месяцев. Показатель значительно улучшился после процедуры IncontiLaseTM.

б) Опросник ICIQ-UI
Все пациентки отвечали на опросник ICIQ-UI до лечения и на контрольных визитах через 1, 3 и 6 месяцев. На Рисунке 4 представлены результаты ICIQ-UI до лечения и через 1, 3 и 6 месяцев. Средний показатель ICIQ-UI до лечения составил 11,3 баллов (p<0,05), второе измерение через 1 месяц дало 7,4, через 3 месяца – 7,6 и через 6 месяцев – 8,0 (p<0,05).

в) Опросник PISQ-12
Все пациентки также отвечали на опросник PISQ – до лечения и через 1, 3 и 6 месяцев. Средний балл PISQ-12 до лечения был 32,9 пунктов (p<0,05), второе измерение через 1 месяц показало 38,3, через 3 месяца – 38,8 и через 6 месяцев – 39,5 (p<0,05).

г) Тест Q-tip
Измерение Q-tip использовалось для изучения мобильности уретровезикального соединения и уретральной оси. Пример данных измерений, полученных при помощи теста Q-tip до и после процедуры IncontiLaseTM, представлен на Рисунке 6.
Угол Q-tip с маневром Вальсальвы до процедуры составил 65°. Через месяц после процедуры IncontiLaseTM угол в среднем был 50,3° (p<0,05), через 3 угол составил 49,1° (p<0,05) и через 6 месяцев – 42,5° (p<0,05), как представлено на Рисунке 7.

IV. ОБСУЖДЕНИЕ

Для большинства пациенток с SUI первоначальное лечение включает в себя различные неинвазивные методы, такие как поведенческая терапия и упраждения для мышц тазового дна (PFME). Эти методы требуют терпения, мотивации и времени. Было проведено несколько испытаний, которые продемонстрировали улучшение и удовлетворительную степень излечения у пациенток, соблюдающих строгую программу поведенческого изменения и тонизирования мышц тазового дна. Согласие пациентки и мотивация чрезвычайно важны для получения успешных результатов [4]. Ответы на анкеты показывают, насколько маловероятно, что женщины будут регулярно выполнять упражнения для мышц тазового дна за исключением короткого времени после рождения ребенка или по подсказке мочевых симптомов [20]. Результаты обычно зависят от опыта пациентки, мотивации и понимания ситуации.
Другие нехирургические методы лечения включают в себя электрическую стимуляцию, вагинальные конусы, окклюзионные и внутривагинальные устройства и фармакологическое лечение. Отчеты об эффективности этих методов очень различны [23]. Существует несколько исследований, которые проспективно оценивали и сравнивали эффективность различных нехирургических методов лечения.


Рис.5: Оценка пациентками улучшения сексуального удовлетворения, измеренного при помощи опросников PISQ-12, до лечения и на контрольных визитах через 1, 3 и 6 месяца. Улучшение после процедуры IncontiLaseTM через 6 месяцем было более чем на 6 баллов.



Рис.6: Тест с ватной палочкой (Q-tip) для оценки поддержки уретры и мочевого пузыря. A: Угол Q-tip с маневром Вальсальвы. Уретровезикальное соединение опустилось, вызывая отклонение Q-tip вверх. B: измерения Q-tip с маневром Вальсальвы после процедуры IncontiLaseTM.


Рис.7: Измерения Q-tip использовались для изучения степени генитального пролапса. Представлены углы Q-tip с маневром Вальсальвы до процедуры и через 1, 3 и 6 месяцев. Угол Q-tip после лечения уменьшился более чем на 20°.

В исследовании с участием 107 пациенток с SUI, Bo с коллегами [24] сравнивал эффективность применения электрической стимуляции и вагинальных конусов с контрольной группой и сделал выводы, что упражнения для мышц тазового дна превосходят по эффективности как электрическую стимуляцию, так и вагинальные конусы при лечении врожденного SUI у женщин. Из девяти испытаний, сравнивавших электрическую стимуляцию тазового дна (PFES) с пласебо, только в трех (Barroso и другие, 2004 год; Yamanishi и другие, 2000 год; Sand и другие, 1995 год) [25-27] была обнаружена статистически значимая разница в пользу электрической стимуляции. Однако, каждое из этих испытаний страдало от методологических недостатков. Ни одно из восьми испытаний PFES против поведенческой терапии не продемонстрировало решительного превосходства PFES [28]. Также были отчеты об осложнениях, таких как инфекции мочевых путей [23]. В исследовании, проведенном Davila с коллегами [29], в котором 53 пациентки с SUI или смешанным недержанием были снабжены устройством Introl, было доказано статистически значимое уменьшение недержания, однако 23 пациентки сообщили о вагинальном болезненности или раздражении.
Хирургические методы являются очень распространенным, безопасным и эффективным вариантом, хотя они намного более инвазивны, имеют больше осложнений и требуют нескольких недель восстановительного периода до того, как пациентка сможет вернуться к своей нормальной повседневной активности [4]. Не существует достаточно доказательств для того, чтобы сравнить операцию с другими методами и большинство специалистов рекомендуют, чтобы пациентки сначала попробовали нехирургические опции [30]. Несмотря на наиболее частое использование и очень высокую эффективность минимально инвазивной операции — TVT sling, с исследованиями, сообщающими о высокой степени излечения через 5 лет 84,7% и всего с 4,5% неудачных случаев [31], существуют отчеты об осложнениях, таких как трудности мочеиспускания и повышенная активность детрузора [32]. В 2008 году FDA выпустила предупреждение относительно сетчатых устройств, использующихся для лечения POP и SUI. Самые частые осложнения включают в себя эрозию вагинального эпителия, инфекцию, боль, проблемы с мочеиспусканием и рецедив пролапса тазового органа и/или недержания. Предупреждение было обновлено в 2011 году [33].
Несмотря на широкое распространение недержания и ассоциируемые с ним недомогания, стыд и снижение качества жизни, многие женщины, испытывающие симптомы SUI, предпочитают отложить визит к врачу или вообще не обращаться за медицинской помощью из-за смущения, недостатка знания о возможных методах лечения или из страха, что лечение потребует операции. Поэтому растет публичный интерес в менее инвазивных, эффективных, безопасных амбулаторных процедурах для лечения SUI.
Следуя этим требованиям, была разработана процедура IncontiLaseTM. В нашем пилотном исследовании с 6-месячным периодом наблюдения, в котором пациентки со слабой или умеренной степенью стрессового недержания мочи обрабатывались неаблативным лазером, мы продемонстрировали эффективность и безопасность процедуры. Насколько нам известно, это первое исследование использования нехирургической внутривагинальной лазерной процедуры для лечения SUI.
Стрессовое недержание мочи измерялось при помощи опросника ICIQ-UI SF, который продемонстрировал улучшение среднего балла после процедуры IncontiLase™ больше чем на 3 пункта через 6 месяцев, указывая на значительное улучшение симптомов стрессового недержания мочи. Использование ICIQ-UI SF в нескольких исследованиях [20,34] показало, что это эффективный метод измерения для оценки влияния серьезности симптомов на качество жизни.
Для объективных измерений структурных изменений ткани использовался перинеометр. Перинеометрические измерения показали улучшения в мышечной силе, особенно в средней продолжительности сокращений, которая увеличилась на 22,8 секунды через 6 месяцев после лечения. Полезность цифровой оценки мышечной силы тазового дна для определения женщин с мочевыми симпотомами, у которых есть скрытые дефекты фасции, была продемонстрирована в исследовании Isherwood и других [20], так как существует сильная корреляция между силой сокращения и способностью контролировать поток мочи и нарушенной функциональностью тазового дна, которая является важным компонентом стрессового недержания мочи и выпадения матки.
Количественный анализ подвижности уретровезикального соединения и оси уретры продемонстрировал уменьшение угла более чем на 20° через 6 месяцев после процедуры IncontiLaseTM. Хотя по результатом некоторых исследований «тест с ватной палочкой» Q-tip имеет плохое прогностическое значение как для диагностики стрессового недержания мочи, так и прогнозирования успешности лечения [35], этот тест успешно использовался многими клиническими врачами для определения подвижности оси уретры и уретровезикального соединения [36].
Мы также решили использовать опросник PISQ-12, который измеряет качество половой жизни. Известно, что приблизительно 25-50% женщин с дисфункцией тазового дна сообщают об ослабленной половой функции [37,38]. Многие исследования показывают улучшение балла PISQ-12 после успешного лечения SUI. Исследование, проведенное Handa и другими [39], установило, что после терапии успешное нехирургическое лечение SUI (continence pessary, поведенческая терапия посредством тренировки мышц тазового дна и continence strategies, или комбинированная терапия) было связано с большим улучшением баллов PISQ-12 (2,26 ± 3,24 против 0,48 ± 3,76, p=0,0007). Brubaker с коллегами писал об увеличении балла PISQ-12 в среднем на 5,8 пунктов после успешной операции (кольпосуспензия по Берчу или sling операция) и всего на 3,8 пунктов после безуспешной операции [40]. В нашем исследовании мы установили среднее улучшение балла PISQ-12 через 6 месяцев более чем на 6 пунктов.
Оносительно безопасности и переносимости мы не заметили никаких побочных эффектов на протяжении всего курса лечения и контрольного периода. Уровень дискомфорта во время процедуры был слабым и дискомфорт проходил, как только заканчивалась процедура. Все пациентки вернулись к своей ежедневной активности сразу после лечения. Мы сделали вывод, что процедура IncontiLaseTM является безопасным методом лечения и что пациентки нашли ее удобной и неинвазивной.
Положительное воздействие на симптомы стрессового недержания мочи были приписаны неоколлагенезу и реконструкии коллагена. Целью неаблативной лазерной процедуры является достижение селективной, вызванной нагреванием денатурации дермального коллагена, которая приводит к последующему отложению нового коллагена с минимально возможным повреждением эпидермиса [41]. Сокращение коллагена по породольной оси происходит под влиянием определенных температур от 61°C до 63°C [13]. Кроме мгновенной реакции сокращения коллагена и ткани запускаются также процессы реконструкции коллагена и неоколлагенез [42-45] и в конце этих процессов обработанные ткани обогащаются новым коллагеном, подтягиваются и становятся более эластичными.
Точно контролируемые лазерные импульсы VSP [46], доставляемые к вагинальному каналу и к области входа в полость, вызывают нагревание ткани и коллагена в ней и последующее сокращение и сжатие волокон. Также стимулируется процесс неоколлагенеза [42, ¬45]. Облученная ткань постепенно сокращается и сжимается, улучшая поддержку мочевого пузыря и, таким образом, уменьшая симптомы стрессового недержания мочи.
Ранее отмечались эффективные результаты для процедуры денатурации трансуретрального коллагена [47, 48]. Денатурация трансуретрального коллагена приводит к значительному улучшению стрессового недержания и повышению качества жизни на как минимум 18 месяцев после процедуры нехирургической денатурации коллагена при помощи радиочастотного тока [48]. Эти процедуры, однако, были связаны с некоторыми побочными эффектами, такими как дизурея, задержка мочи и послеоперационная боль [48]. В статье, описывающей другую минимально инвазивную лазерную процедуру для вагинального омоложения, выполняемую при помощи фракционного аблативного CO2 лазера, Gaspar и другие [49] отмечали положительные воздействия на три слоя вагинальной ткани и и на половую функцию. Они также отмечали несколько побочных неблагоприятных эффектов, таких как кровотечение, боль и ожоги.

V. ВЫВОДЫ

В заключение можно сказать, что хотя мы осведомлены, что это было пилотное исследование всего с 6-месячным периодом наблюдения для маленького количества пациенток, предварительные результаты демонстрируют, что минимально инвазивная нехирургическая процедура IncontiLase™ предлагает эффективное лечение SUI и имеет высокий уровень безопасности и короткий восстановительный период.

СПРАВОЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Abrams P, Blaivas JG, Stanton SL, Andersen JT. The standardisation of terminology of lower urinary tract function. The International Continence Society Committee on Standardisation of Terminology. Scandinavian journal of urology and nephrology Supplementum 1988; 114:5-19.
2. Bump RC, Norton PA. Epidemiology and natural history of pelvic floor dysfunction. Obstetrics and gynecology clinics of North America 1998; 25(4):723-746.
3. Luber KM. The definition, prevalence, and risk factors for stress urinary incontinence. Reviews in urology 2004; 6 Suppl 3:S3-9.
4. Rovner ES, Wein AJ. Treatment options for stress urinary incontinence. Reviews in urology 2004; 6 Suppl 3:S29-47.
5. Dietz HP, Clarke B. The urethral pressure profile and ultrasound imaging of the lower urinary tract. International urogynecology journal and pelvic floor dysfunction 2001; 12(1):38-41.
6. Bai SW, Jeon MJ Kim JY Chung KA, Kim SK, Park KH. Relationship between stress urinary incontinence and pelvic organ prolapse. International urogynecology journal and pelvic floor dysfunction 2002; 13(4):256-260; discussion 260.
7. Brubaker L, Cundiff GW, Fine P, Nygaard I, Richter HE, Visco AG, Zyczynski H, Brown MB, Weber AM, Pelvic Floor Disorders N. Abdominal sacrocolpopexy with Burch colposuspension to reduce urinary stress incontinence. The New England journal of medicine 2006; 354(15):1557-1566.
8. Falconer C, Ekman G, Malmstrom A, Ulmsten U. Decreased collagen synthesis in stress-incontinent women. Obstetrics and gynecology 1994; 84(4):583-586.
9. Wong MY, Harmanli OH, Agar M, Dandolu V, Grody MH. Collagen content of nonsupport tissue in pelvic organ prolapse and stress urinary incontinence. American journal of obstetrics and gynecology 2003; 189(6):1597-1599; discussion 1599-1600.
10. Rechberger T, Postawski K, Jakowicki JA, Gunja-Smith Z, Woessner JF, Jr. Role of fascial collagen in stress urinary incontinence. American journal of obstetrics and gynecology 1998; 179(6 Pt 1):1511-1514.
11. Shaw C, Das Gupta R, Williams KS, Assassa RP, McGrother C. A survey of help-seeking and treatment provision in women with stress urinary incontinence. BJU international 2006; 97(4):752-757.
12. Nygaard IE, Heit M. Stress urinary incontinence. Obstetrics and gynecology 2004; 104(3):607-620.
13. Thomsen S. Pathologic analysis of photothermal and photomechanical effects of laser-tissue interactions. Photochemistry and photobiology 1991; 53(6):825-835.
14. Bodendorf MO, Willenberg A, Anderegg U, Grunewald S, Simon JC, Paasch U. Connective tissue response to fractionated thermo¬ablative Erbium: YAG skin laser treatment. International journal of cosmetic science 2010.
15. Wang Z, Rebeiz EE, Shapshay SM. Laser soft palate "stiffening": an alternative to uvulopalatopharyngoplasty. Lasers in surgery and medicine 2002; 30(1):40-43.
16. Wood VT, Pinfildi CE, Neves MA, Parizoto NA, Hochman B, Ferreira LM. Collagen changes and realignment induced by low- level laser therapy and low-intensity ultrasound in the calcaneal tendon. Lasers in surgery and medicine 2010; 42(6):559-565.
17. WMA Declaration of Helsinki - Ethical Principles for Medical Research Involving Human Subjects.
18. http: //www.wma.net/en/30publications/ 10policies/b3/index.ht ml.
19. The Nuremberg Code, Trials of War Criminals before the Nuremberg Military Tribunals under Control Council Law No. 10, Nuremberg , October 1946—April 1949. Washington, D.C.: U.S.
20. P.O,; 1949-1953.
21. Coyne K, Kelleher C. Patient reported outcomes: the ICIQ and the state of the art. Neurourology and urodynamics 2010; 29(4):645-651.
22. Isherwood PJ, Rane A. Comparative assessment of pelvic floor strength using a perineometer and digital examination. BJOG : an international journal of obstetrics and gynaecology 2000; 107(8):1007-1011.
23. Kammerer-Doak D. Assessment of sexual function in women with pelvic floor dysfunction. International urogynecology journal and pelvic floor dysfunction 2009; 20 Suppl 1:S45-50.
24. Bai SW, Lee JW, Shin JS, Park JH, Kim SK, Park KH. The predictive values of various parameters in the diagnosis of stress urinary incontinence. Yonsei medical journal 2004; 45(2):287-292.
25. PD W, K B, J H-S. Conservative treatment in women. Plymouth, UK: Health Publication Ltd. 2002.
26. Bo K, Talseth T, Holme I. Single blind, randomised controlled trial of pelvic floor exercises, electrical stimulation, vaginal cones, and no treatment in management of genuine stress incontinence in women. Bmj 1999; 318(7182):487-493.
27. Barroso JC, Ramos JG, Martins-Costa S, Sanches PR, Muller AF. Transvaginal electrical stimulation in the treatment of urinary incontinence. BJU international 2004; 93(3):319-323.
28. Yamanishi T, Sakakibara R, Uchiyama T, Suda S, Hattori T, Ito H, Yasuda K. Comparative study of the effects of magnetic versus electrical stimulation on inhibition of detrusor overactivity. Urology 2000; 56(5):777-781.
29. Sand PK, Richardson DA, Staskin DR, Swift SE, Appell RA, Whitmore KE, Ostergard DR. Pelvic floor electrical stimulation in the treatment of genuine stress incontinence: a multicenter, placebo-controlled trial. American journal of obstetrics and gynecology 1995; 173(1):72-79.
30. D. FM. Electrical Stimulation for the Treatment of Urinary Incontinence in Women; 2004.
31. Davila GW, Neal D, Horbach N, Peacher J, Doughtie JD, Karram M. A bladder-neck support prosthesis for women with stress and mixed incontinence. Obstetrics and gynecology 1999; 93(6):938- 942.
32. Holroyd-Leduc JM, Straus SE. Management of urinary incontinence in women: clinical applications. JAMA : the journal of the American Medical Association 2004; 291(8):996-999.
33. Nilsson CG, Kuuva N, Falconer C, Rezapour M, Ulmsten U. Long-term results of the tension-free vaginal tape (TVT) procedure for surgical treatment of female stress urinary incontinence. International urogynecology journal and pelvic floor dysfunction 2001; 12 Suppl 2:S5-8.
34. Scarpero HM, Dmochowski RR. Sling failures: what's next? Current urology reports 2004; 5(5):389-396.
35. FDA Safety Communication: UPDATE on Serious Complications Associated with Transvaginal Placement of Surgical Mesh for Pelvic Organ Prolapse: http://www.fda.gov/medicaldevices/safety/alertsandnotices/ucm 262435.htm.
36. Espuna-Pons M, Dilla T, Castro D, Carbonell C, Casariego J, Puig-Clota M. Analysis of the value of the ICIQ-UI SF questionnaire and stress test in the differential diagnosis of the type of urinary incontinence. Neurourology and urodynamics 2007; 26(6):836-841.
37. Walters MD, Diaz K Q-tip test: a study of continent and incontinent women. Obstetrics and gynecology 1987; 70(2) :208- 211.
38. Meschia M, Pifarotti P, Spennacchio M, Buonaguidi A, Gattei U, Somigliana E. A randomized comparison of tension-free vaginal tape and endopelvic fascia plication in women with genital prolapse and occult stress urinary incontinence. American journal of obstetrics and gynecology 2004; 190(3):609-613.
39. Barber MD, Visco AG, Wyman JF, Fantl JA, Bump RC, Continence Program for Women Research G. Sexual function in women with urinary incontinence and pelvic organ prolapse. Obstetrics and gynecology 2002; 99(2):281-289.
40. Berglund AL, Fugl-Meyer KS. Some sexological characteristics of stress incontinent women. Scandinavian journal of urology and nephrology 1996; 30(3):207-212.
41. Handa VL, Whitcomb E, Weidner AC, Nygaard I, Brubaker L, Bradley CS, Paraiso MF, Schaffer J, Zyczynski HM, Zhang M, Richter HE. Sexual function before and after non-surgical treatment for stress urinary incontinence. Female pelvic medicine & reconstructive surgery 2011; 17(1):30-35.
42. Brubaker L, Chiang S, Zyczynski H, Norton P, Kalinoski DL, Stoddard A, Kusek JW, Steers W, Urinary Incontinence Treatment N. The impact of stress incontinence surgery on female sexual function. American journal of obstetrics and gynecology 2009; 200(5):562 e561-567.
43. Kunzi-Rapp K, Dierickx CC, Cambier B, Drosner M. Minimally invasive skin rejuvenation with Erbium: YAG laser used in thermal mode. Lasers in surgery and medicine 2006; 38(10):899- 907.
44. Goldberg DJ, Samady JA. Intense pulsed light and Nd:YAG laser non-ablative treatment of facial rhytids. Lasers in surgery and medicine 2001; 28(2):141-144.
45. Majaron B, Srinivas SM, Huang H, Nelson JS. Deep coagulation of dermal collagen with repetitive Er:YAG laser irradiation. Lasers in surgery and medicine 2000; 26(2):215-222.
46. Drnovsek-Olup B, Beltram M, Pizem J. Repetitive Er:YAG laser irradiation of human skin: a histological evaluation. Lasers in surgery and medicine 2004; 35(2):146-151.
47. Kao B, Kelly KM, Majaron B, Nelson JS. Novel model for evaluation of epidermal preservation and dermal collagen remodeling following photorejuvenation of human skin. Lasers in surgery and medicine 2003; 32(2):115-119.
48. M L, Z V, T S. Novel Fractional Treatments with Variable Square Pulse Erbium:Yttrium-Aluminum-Garnet Aesthetic Lasers. Aesthetic dermatology laser 2009; 4(1):58-61.
49. Appell RA, Juma S, Wells WG, Lenihan JP, Klimberg IW, Kanellos A, Reilley SF. Transurethral radiofrequency energy collagen micro-remodeling for the treatment of female stress urinary incontinence. Neurourology and urodynamics 2006; 25(4):331-336.
50. Elser DM, Mitchell GK, Miklos JR, Nickell KG, Cline K, Winkler
51. Wells WG. Nonsurgical transurethral radiofrequency collagen denaturation: results at three years after treatment. Advances in urology 2011; 2011:872057.
52. Gaspar A. Vaginal Fractional CO2 Laser: A Minimally Invasive Option for Vaginal Rejuvenation. Am T Cosmetic Surg 2011; 28(3):156-162.

 
Назад к содержимому | Назад к главному меню